Кипр выплата дивидендов

Предлагаем информационную поддержку в вопросе: "Кипр выплата дивидендов". Уточнить актуальность данных на 2020 год или задать любой другой юридический вопрос вы можете связавшись с дежурным консультантом.

Кипр выплата дивидендов

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Письмо Федеральной налоговой службы от 10 июля 2017 г. № СД-4-3/[email protected] “О налогообложении дивидендов у фактического получателя, резидента Республики Кипр”

Федеральная налоговая служба рассмотрела обращение по вопросу порядка налогообложения доходов в виде дивидендов, выплачиваемых российской организацией по решению иностранного участника его учредителям — резидентам Республики Кипр (бенефициарам), и сообщает следующее.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 309 и пунктом 1 статьи 310 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) дивиденды, выплачиваемые иностранной организации — акционеру (участнику) российских организаций, относятся к доходам иностранной организации от источников в Российской Федерации и подлежат обложению налогом, удерживаемым у источника выплаты доходов по ставке 15 процентов.

Статьей 7 Кодекса предусмотрено, что если международным договором Российской Федерации, содержащим положения, касающиеся налогообложения и сборов, установлены иные правила и нормы, чем предусмотренные Кодексом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами о налогах и (или) сборах, то применяются правила и нормы международных договоров Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр от 05.12.1998 «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал» (далее — Соглашение) дивиденды, выплачиваемые компанией, являющейся резидентом одного Договаривающегося Государства, резиденту другого Договаривающегося Государства, могут облагаться налогом в том Государстве, резидентом которого является компания, выплачивающая дивиденды, и в соответствии с законодательством этого Государства, но если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, является резидентом другого Государства, то взимаемый таким образом налог не должен превышать:

a) 5% от общей суммы дивидендов, если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, прямо вложило в капитал компании, выплачивающей дивиденды, сумму эквивалентную не менее 100000 евро;

b) 10% от общей суммы дивидендов во всех остальных случаях.

Согласно согласованным российской и кипрской сторонами Меморандумам «прямым вложением» в капитал организации считается как приобретение акций при первичной или последующих эмиссиях, так и покупка акций через фондовую биржу или непосредственно у предыдущего владельца акций, с оговоркой о том, что такого рода сделка (приобретение акций) должна быть совершена на основе принципа использования рыночных цен между независимыми участниками — «принципа вытянутой руки». Основной принцип определения суммы, эквивалентной 100 000 долл. США, заключается в том, что стоимостью инвестиций (вложения) является сумма, фактически уплаченная инвестором (вкладчиком) на дату приобретения акций и не подлежащая последующему пересчету в связи с колебаниями биржевого или валютного курса.

Соответствующее толкование указывает на способ осуществления инвестиций и предполагает ее осуществление непосредственно самим лицом, имеющим фактическое право на дивиденды (бенефициаром).

Аналогичное толкование прямого вложения в капитал изложено в письмах Минфина России от 08.12.2004 № 03-08-02/Кипр, от 20.01.2009 № 03-08-13, от 30.08.2011 № 03-08-05, от 18.12.2014, № 03-08-05/65588, от 18.12.2014 № 03-08-05/65583, от 20.01.2009 № 03-08-13 (доведено до налоговых органов письмом ФНС России от 10.12.2009 № МН-17-3/[email protected]), от 09.10.2015 № 03-08-13/57909 (доведено до налоговых органов письмом ФНС России от 06.11.2015 № СД-4-3/[email protected]).

Данная позиция также изложена в Постановлениях Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.08.2011 №КА-А40/1735-11 по делу № А40-59653/10-35-327 и от 31.03.2011 № КА-А40/1957-11 по делу № А40-59648/10-129-325.

При этом следует учитывать также положения пункта 1 статьи 312 Кодекса.

Согласно пункту 1 статьи 312 Кодекса при применении положений международных договоров Российской Федерации иностранная организация, имеющая фактическое право на получение дохода, должна предоставить налоговому агенту, выплачивающему такой доход, подтверждение того, что эта иностранная организация имеет постоянное местонахождение в государстве, с которым Российская Федерация имеет международный договор Российской Федерации по вопросам налогообложения, которое должно быть заверено компетентным органом соответствующего иностранного государства. Помимо этого иностранная организация должна представить налоговому агенту, выплачивающему доход, для применения положений международных договоров Российской Федерации, подтверждение, что эта организация имеет фактическое право на получение соответствующего дохода.

В соответствии с пунктом 1.1 статьи 312 Кодекса, в случае, если в отношении доходов, полученных в виде дивидендов (их части), иностранная организация признает отсутствие фактического права на получение указанных доходов, положения международных договоров Российской Федерации и (или) Кодекса могут быть применены к иному лицу, если такое лицо прямо и (или) косвенно участвует в российской организации, выплатившей доход в виде дивидендов, с предоставлением налоговому агенту, выплачивающему такой доход, документов, указанных в статье 312 Кодекса.

При этом последующее лицо, которое прямо участвует в лице, признавшем отсутствие фактического права на доход в виде дивидендов, вправе признать фактическое право на указанный доход в той части, которая соответствует такой доле участия.

Согласно пункту 1.2 статьи 312 Кодекса в случае выплаты налоговым агентом дохода в виде дивидендов для применения положений международных договоров Российской Федерации и (или) ставок налога, установленных Кодексом, в дополнение к документам, указанным в пункте 1 статьи 312 Кодекса, иностранная организация, получившая доход в виде дивидендов, и лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, должны представить налоговому агенту следующую информацию (документы):

1) документальное подтверждение признания этой иностранной организацией отсутствия фактического права на получение указанных доходов;

2) информацию о лице, которое иностранная организация признает фактическим получателем дохода (с указанием доли и документальным подтверждением порядка прямого участия в этой иностранной организации и косвенного участия в российской организации, являющейся источником дивидендов, а также государства (территории) налогового резидентства лица).

Как следует из письма Управления ФНС России по г. Москве и дополнительных материалов единственным участником российской организации является иностранная организация (резидент Кипра). Единственным участником российской организации принято решение о распределении российской организацией промежуточных дивидендов, при этом было принято решение о перечислении дивидендов, подлежащих выплате акционеру, непосредственно двум кипрским компаниям, владеющим по 50 процентов акций этого единственного участника российской организации.

При этом российской организацией получено от акционера документальное подтверждение (письмо) признания отсутствия фактического права на получение указанных доходов.

Учитывая изложенное российская организация — налоговый агент, выплачивающая доходы в виде дивидендов, с учетом положений пункта 1.1 статьи 312 Кодекса, вправе применять пониженные ставки налога, предусмотренные пунктом 2 статьи 10 Соглашения, в том числе в случае, когда одна иностранная компания, которой выплачиваются дивиденды, косвенно участвует в российской организации, выплачивающей указанный доход через другую иностранную компанию, не являющуюся его фактическим получателем и не претендующую на применение положений Соглашения. Применение льготной ставки налога в размере 5 процентов, установленной подпунктом «а» пункта 2 статьи 10 Соглашения, возможно, если на дату выплаты дивидендов вложение кипрского участника в капитал российской организации соответствует условиям подпункта «а» пункта 2 статьи 10 Соглашения и требованиям положений статьи 312 Кодекса, во всех остальных случаях применяется подпункт «b» пункта 2 статьи 10 Соглашения.

Читайте так же:  Объект незавершенного строительства налог на имущество
Действительный государственный
советник Российской Федерации
3 класса
Д.С. Сатин

Письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 6 октября 2016 г. N 03-08-05/58249 О налогообложении дивидендов, выплачиваемых российской компанией своему кипрскому участнику, имеющему фактическое право на дивиденды

Вопрос: Организация выплачивает дивиденды участнику иностранному юридическому лицу. Доля участия иностранного юридического лица — 100%. Согласно подп. 3 п. 3 ст. 284 НК РФ к налоговой базе, определяемой по доходам, полученным в виде дивидендов, применяется налоговая ставка 15%. Иностранное юридическое лицо предоставило сертификат, подтверждающий, что данная компания зарегистрирована на Кипре, имеет налоговый сертификат и является налоговым резидентом Кипра в соответствии с Соглашением об избежании двойного налогообложения между Республикой Кипр и Российской Федерацией. Учитывая выше изложенное просим разъяснить порядок применения подп. 3 п. 3 ст. 284 и ст. 275 НК РФ и возможность применения ставки налога 10% и 0% при налогообложении доходов, полученных в виде дивидендов участником иностранным юридическим лицом.

Ответ: Департамент налоговой и таможенной политики в связи с вашим обращением относительно применения положений Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал от 05.12.1998 (далее — Соглашение) сообщает следующее.

Учитывая, что статьей 7 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) установлен приоритет норм и правил международного договора Российской Федерации, содержащего положения, касающиеся налогообложения, над правилами и нормами, предусмотренными Кодексом, налогообложение доходов в виде дивидендов кипрской организации, полученных от источников в Российской Федерации, следует осуществлять в соответствии с положениями Соглашения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Соглашения дивиденды, выплачиваемые компанией, являющейся резидентом одного Договаривающегося Государства, резиденту другого Договаривающегося Государства, могут облагаться налогом в этом другом Государстве.

Однако согласно пункту 2 статьи 10 Соглашения такие дивиденды могут также облагаться налогом в том Государстве, резидентом которого является компания, выплачивающая дивиденды, и в соответствии с законодательством этого Государства, но если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, является резидентом другого Государства, то взимаемый таким образом налог не должен превышать:

a) 5% от общей суммы дивидендов, если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, прямо вложило в капитал компании, выплачивающей дивиденды, сумму эквивалентную не менее 100000 евро;

b) 10% от общей суммы дивидендов во всех остальных случаях.

Таким образом, при выплате российской компанией дивидендов своему кипрскому участнику, имеющему фактическое право на дивиденды, следует применять ставку налога в размере 5%, установленную подпунктом а) пункта 2 статьи 10 Соглашения при соблюдении условий, содержащихся в данном подпункте. Во всех остальных случаях при наличии фактического права на дивиденды применяется ставка налога в размере 10%.

Следует отметить, что согласно пункту 1 статьи 312 Кодекса при применении положений международных договоров Российской Федерации иностранная организация, имеющая фактическое право на получение дохода, должна предоставить налоговому агенту, выплачивающему такой доход, подтверждение того, что эта иностранная организация имеет постоянное местонахождение в государстве, с которым Российская Федерация имеет международный договор (соглашение), регулирующий вопросы налогообложения, которое должно быть заверено компетентным органом соответствующего иностранного государства. В случае, если такое подтверждение составлено на иностранном языке, налоговому агенту предоставляется также перевод на русский язык. Помимо этого налоговый агент, выплачивающий доход, для применения положений международных договоров Российской Федерации вправе запросить у иностранной организации подтверждение, что эта организация имеет фактическое право на получение соответствующего дохода.

Одновременно сообщается, что настоящее письмо Департамента не содержит правовых норм, не конкретизирует нормативные предписания и не является нормативным правовым актом. Письменные разъяснения Минфина России по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах имеют информационно-разъяснительный характер и не препятствуют налогоплательщикам руководствоваться нормами законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме.

Заместитель директора Департамента А.С. Кизимов

Обзор документа

Соглашением между Россией и Кипром об избежании двойного налогообложения предусмотрено следующее.

Дивиденды могут облагаться налогом в том государстве, резидентом которого является выплачивающая компания. Если лицо, имеющее фактическое право на них, является резидентом другого государства, то взимаемый налог не должен превышать 5%, если это лицо прямо вложило в капитал выплачивающей компании сумму, эквивалентную не менее 100 000 евро. Во всех остальных случаях применяется ставка 10%.

Таким образом, при выплате российской компанией дивидендов своему кипрскому участнику, имеющему фактическое право на них, следует применять ставку налога в размере 5% при соблюдении условий, установленных соглашением. Во всех остальных случаях при наличии фактического права на дивиденды применяется ставка налога в размере 10%.

Отмечается, что иностранная организация, имеющая фактическое право на получение дохода, должна предоставить налоговому агенту подтверждение того, что она находится в государстве, с которым имеется международный договор. Помимо этого налоговый агент вправе запросить у иностранной организации подтверждение, что она имеет фактическое право на доход.

Как облагаются дивиденды, выплаченные кипрской компании

Кипрской организации, косвенно участвующей в российской организации через другую кипрскую организацию, выплачиваются дивиденды. Можно ли применить пониженную ставку налога на прибыль? Ответ на этот вопрос дала ФНС в письме № СД-4-3/[email protected] от 10.07.2017.

Дивиденды, выплачиваемые иностранной организации — акционеру (участнику) российских организаций, относятся к доходам иностранной организации от источников в РФ и подлежат обложению налогом, удерживаемым у источника выплаты доходов, по ставке 15%.

В соответствии с соглашением (п.2 ст. 10), заключенным между Правительствами РФ и Кипра, дивиденды, выплачиваемые компанией, являющейся резидентом одного государства, резиденту другого государства, могут облагаться налогом в том государстве, резидентом которого является компания, выплачивающая дивиденды, и в соответствии с законодательством этого государства, но если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, является резидентом другого государства, то взимаемый таким образом налог не должен превышать:

a) 5% от общей суммы дивидендов, если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, прямо вложило в капитал компании, выплачивающей дивиденды, сумму, эквивалентную не менее 100 000 евро;

b) 10% от общей суммы дивидендов во всех остальных случаях.

Как следует из обращения налогоплательщика, единственным участником российской организации является иностранная организация (резидент Кипра). Единственным участником российской организации принято решение о распределении российской организацией промежуточных дивидендов, при этом было принято решение о перечислении дивидендов, подлежащих выплате акционеру, непосредственно двум кипрским компаниям, владеющим по 50% акций этого единственного участника российской организации.

При этом российской организацией получено от акционера документальное подтверждение признания отсутствия фактического права на получение указанных доходов.

Учитывая изложенное, российская организация — налоговый агент, выплачивающая доходы в виде дивидендов, вправе применять пониженные ставки налога, предусмотренные пунктом 2 статьи 10 Соглашения, в том числе в случае, когда одна иностранная компания, которой выплачиваются дивиденды, косвенно участвует в российской организации, выплачивающей указанный доход через другую иностранную компанию, не являющуюся его фактическим получателем и не претендующую на применение положений Соглашения.

Применение льготной ставки налога в размере 5 процентов, установленной подпунктом «a» пункта 2 статьи 10 Соглашения, возможно, если на дату выплаты дивидендов вложение кипрского участника в капитал российской организации соответствует условиям подпункта «a» пункта 2 статьи 10 Соглашения и требованиям положений статьи 312 Кодекса, во всех остальных случаях применяется подпункт «b» пункта 2 статьи 10 Соглашения.

Читайте так же:  Возврат добровольного налога

Налог с доходов учредителей (акционеров)

Если бизнес успешен, то он приносит своим владельцам доход. Но, как и с любого дохода, учредители компании, получившие дивиденды, должны заплатить налог. Размер уплаченного налога зависит не только от суммы дохода, но и от его получателя. Иными словами, учредители – российские налоговые резиденты и иностранные компании будут платить налог по разным ставкам.

В случае если получателем дохода от бизнеса является учредитель – гражданин, то налоговая ставка составляет 13% от суммы выплаченного ему дохода. Данная ставка применяется, если гражданин является налоговым резидентом. Если же он не является таковым, то есть свыше полугода проживает за пределами России, то налоговая ставка равняется 15%. Согласно Налоговому кодексу при выплате компанией дохода, в том числе дивидендов, в пользу граждан, данная организация выполняет обязанности налогового агента. То есть она должна самостоятельно рассчитать НДФЛ и самостоятельно заплатить его из суммы дохода. Для примера рассмотрим ситуацию, когда организация планирует выплатить своему участнику-физическому лицу дивиденды в размере 100 тысяч рублей. Данный учредитель 10 месяцев в году проводит за пределами нашей страны. Соответственно, для целей уплаты налогов он не признаётся налоговым резидентом. В результате ставка НДФЛ, применимая к доходам данного лица составит не 13%, а 15%. Компания должна уплатить налог с доходов в размере 15 тысяч рублей и в этот же день перечислить своему учредителю оставшуюся после уплаты налога сумму в размере 85 тысяч рублей. Таким образом, налог платиться с дохода учредителя, но фактическую уплату налога осуществляет компания, а не гражданин.

Теперь поговорим про ситуацию, когда учредителем бизнеса является не человек, а другая компания. В этом случае предприятие, выплачивающее дивиденды, также является налоговым агентом и должно самостоятельно исчислять и платить налог с дивидендов.

Если получателем дивидендов является российская компания, то налоговая ставка по налогу с дивидендов составляет 13%. В случаях, когда получатель дивидендов – это иностранное предприятие, ставка налога составляет 15%. Однако закон предусматривает ситуации, в которых налог с дивидендов не платится по причине применения нулевой ставки. Первый случай – это получение дивидендов российской компанией, которая не менее 1 года владеет не менее чем 50%-ным вкладом (долями) в уставном или складочном капитале выплачивающей дивиденды организации. Второй случай применяется, когда дивиденды получает международная холдинговая компания, которая не менее 1 года владеет не менее чем 15%-ным вкладом (долями) в уставном или складочном капитале выплачивающей дивиденды организации. Международная холдинговая компания – это иностранная организация, которая сама себя признала налоговым резидентом России и платит налоги по российским правилам.

Так же стоит отметить, что при определении налоговой ставки и размера налогов с дивидендов не имеет значение система налогообложения, которую применяет компания-получатель дохода или компания, выплачивающая дивиденды. Говоря простым языком, даже если компания, применяющая УСН, будет выплачивать дивиденды другой компании, применяющей ЕНВД, налог с дивидендов платится по вышеуказанным правилам, несмотря на то, что обе организации освобождены от уплаты налога на прибыль.

Говоря о налогообложении дивидендов, получаемых иностранными компаниями, нельзя не упомянуть о международных соглашениях об избежании двойного налогообложения. Россия заключила с некоторыми странами двусторонние соглашения, цель которых сводится к недопущению двойного налогообложения. Например, в сделке между российским покупателем и иностранным заказчиком налог платится не по правилам местного законодательства, а в соответствии с положениями соглашения. Таким образом, если текст подобного соглашения противоречит нормам российского Налогового кодекса, применению подлежат правила этого соглашения. Также данные соглашения могут предусматривать специальные ставки при расчёте налога с дивидендов. Иногда данные ставки ниже тех, которые предусмотрены Налоговым кодексом. Международные соглашения могут предусматривать специальные требования, при соблюдении которых возможно применение пониженных налоговых ставок.

Также хочется немного обсудить случаи, когда проценты по займу признаются дивидендами. Об этом подробно написано в статье 269 Налогового кодекса. Эта норма регулирует вопрос контролируемой задолженности. Задолженность становится контролируемой, если она возникает в одном из следующих случаев:

  • перед зарубежным предприятием, владеющим как минимум пятой частью от уставного капитала российского предприятия-должника;
  • перед отечественной фирмой, которая считается аффилированным лицом данного зарубежного предприятия;
  • перед отечественной фирмой, по задолженности которой зарубежная фирма или её аффилированный объект обеспечивают исполнение кредитного обязательства с помощью поручительства, предоставления гарантии или иными способами.

При этом долг должен в троекратном размере превосходить разность между суммой активов и обязательств должника (российской компании). Если задолженность меньше указанного значения, то она не может быть контролируемой.

Особенность контролируемой задолженности в том, что расходы в виде уплаты заёмных процентов подлежат учёту у заёмщика только в размере предельных процентов. Эти проценты рассчитываются по особой формуле с применением специального коэффициента капитализации. Говоря простым языком, в состав расходов заёмщик сможет включить не все проценты по контролируемой задолженности, а только те, которые не превышают норматив, рассчитанный специально для этой задолженности. Но как же быть, когда проценты, рассчитанные по договору, превышают размер предельных процентов? Ответ на этот вопрос содержится в статье 284 Налогового кодекса. В ней указано, что в случае, когда проценты по контролируемой задолженности превышают предельные проценты, разница приравнивается к дивидендам и облагается налогом на прибыль по ставке 15%.

Мы рассмотрели теоретические аспекты налогообложения дивидендов учредителей. Теперь попробуем разобрать на конкретном примере ситуацию, когда обычный договор займа инспекторами может признаваться скрытой выплатой дивидендов, что повлечёт начисление недоимки, пени и штрафа.

Разрешая спор, суды посчитали, что российская компания неправомерно включила в расходы сумму всех процентов по займу, тогда как должна была учесть лишь предельные проценты, а оставшиеся квалифицировать как дивиденды. Верховный Суд, рассматривая этот кейс, сформировал очень важные выводы, которые многие компании могут взять на вооружение. Суд решил, что для целей применения льготных ставок по соглашениям об избежании двойного налогообложения инвестированием в капитал компании может являться займ, несмотря на то, что он носит возвратный характер. В связи с этим, налогоплательщик в рассматриваемом кейсе имел право применять 5% ставку вместо 15% (определение ВС РФ от 05.04.2018 по делу № А40-176513/2016).

Разговаривая про налоги с дивидендов, стоит упомянуть про «сквозной» подход и концепцию фактического права на доход.

Видео (кликните для воспроизведения).

Суть «сквозного» подхода проще всего объяснить на примере. Российская организация выплачивает дивиденды голландской материнской компании. При этом российская организация удерживает налог с дивидендов по стандартной для иностранных компаний ставке в размере 15%. Затем голландская фирма, получив деньги, сразу же перечисляет их своему единственному владельцу – кипрской организации. Между Россией и Кипром существует международное соглашение, согласно которому ставка при выплате дивидендов может составлять 5%. Применяя «сквозной» подход, российская компания должна при выплате дивидендов голландской фирме удержать налог не по ставке 15%, а 5%. Это обусловлено тем, что в нашем примере конечным получателем дивидендов фактически является не голландская фирма, а организация из Кипра.

Читайте так же:  Код налога на недвижимость

Рассматривая данный пример, мы затронули правило фактического права на доход. Теперь попробуем разобраться в том, что представляет собой это правило. Основная его суть заключается в том, что правомерно пользоваться пониженными налоговыми ставками, предусмотренными международным соглашением, сможет зарубежная организация, которая является фактическим получателем этого дохода. Налоговые органы и суды сформировали ряд критериев, которым должна соответствовать иностранная организация, чтобы признаваться фактическим получателем дохода. Например, она должна самостоятельно распоряжаться полученными от российской компании средствами, у иностранной компании не должно быть обязательств по их дальнейшему перечислению иным лицам и так далее.

Попробуем рассмотреть работу «сквозного» подхода в действии. Для этого мы взглянем на кейс с участием инспекции и ООО «Актив Рус».

Предыстория дела в том, что российская компания «Актив Рус» заключила с кипрской фирмой договор процентного займа. По просьбе своего займодавца налогоплательщик осуществил возврат заёмных средств и процентов не на счёт кипрской компании, а на счёт фирмы из Британских Виргинских Островов (БВО). Между этими двумя иностранными организациями заключён агентский договор, по условиям которого кипрская компания поручала организации из БВО управлять своим банковским счётом, осуществлять приём на него средств, а также последующее перечисление с этого счёта денег.

По итогам выездной проверки российской компании начислен налог с доходов, полученных иностранными организациями от источников в России. Основанием для этого стало то, что обществом при выплате процентов по договору, не исполнены обязанности налогового агента по исчислению и удержанию этого налога.

Инспекция пришла к выводу, что фактическим получателем процентов по договору являлась компания – резидент Британских Виргинских Островов (далее – БВО). Суды согласились с этим, указав, что кипрская компания фактически не получила выгоду от дохода и не определила его дальнейшую судьбу (определение ВС РФ от 15.10.2018 г. по делу № А62-3777/2017). Дополнительным аргументом в пользу инспекции явилось то, что доказана взаимозависимость между российской организацией «Актив Рус» и фирмой из БВО.

Суды всех инстанций и налоговики пришли к выводу, что кипрская компания, несмотря на наличие по условиям договора займа права на доход в виде процентов, фактическое право на получение и распоряжение этими средствами находилось у фирмы из БВО. Таким образом, кипрский займодавец был признан кондуитной организацией.

Кондуитная компания – иностранное юридическое лицо, являющееся «техническим» звеном для транзитной передачи дохода от одной компании (источника выплаты дохода) в пользу конечного получателя этого дохода.

Из данного кейса, который закончился негативно для налогоплательщика, можно сделать полезные выводы по защите своего бизнеса от налоговых рисков. При определении налоговой ставки в ходе налогообложения доходов иностранных владельцев бизнеса необходимо выявить бенефициара, то есть конечного выгодоприобретателя дивидендов. Также потребуется собрать доказательства того, что именно получатель дивидендов обладает фактическим правом на доход. Для этого необходимо, чтобы бенефициар не обладал признаками кондуитной структуры. В связи с этим потребуется доказать, что:

  • он фактически присутствует в иностранном государстве (регистрация в государственных органах, аренда офиса, сдача отчётности, наличие штата сотрудников и так далее);
  • именно он вправе распоряжаться полученными дивидендами;
  • он несёт риски по возможному неполучению этого дохода;
  • он имеет прямое или косвенное участие в капитале российской фирмы, которая выплачивает дивиденды;
  • у него есть иной источник дохода, кроме дивидендов от российской компании (например, от своей основной предпринимательской деятельности бенефициар получает выручку);
  • сумма этого иного дохода должна быть больше, чем размер полученных от российской компании дивидендов;
  • полученные дивиденды декларируются бенефициаром в своей налоговой отчётности.

Налоговая служба регулярно даёт разъяснения по вопросу применения правила «фактического права на доход». В этих разъяснениях она указывает, что при налоговой проверке правильности налогообложения доходов иностранных учредителей инспекторам не обязательно устанавливать фактического получателя дохода. На практике это означает, что налоговики могут доказать наличие у иностранного учредителя признаков кондуитной компании. В связи с этим, инспекция сможет отказать российскому предприятию в применении льготных ставок (5% или 10%), предусмотренных международными соглашениями. Затем инспекция доначислит налог исходя из общей ставки в размере 15%, которая применяется в соответствие с российским Налоговым кодексом при выплате дивидендов иностранным компаниям.

Если резюмировать всё вышесказанное, то можно понять, что для надёжной защиты бизнеса от налоговых претензий при выплате дивидендов иностранным учредителям, необходимо быть готовым доказывать больше, чем этого требует Налоговый кодекс.

Минфин продолжает борьбу за дивиденды госкомпаний

Минфин рассчитывает, что в следующие три года госкомпании будут отдавать акционерам хотя бы половину чистой прибыли по МСФО, включая Сбербанк (сейчас правила правительства на него не распространяются, доля принадлежит ЦБ). Это не просто увеличит доходы государства и частных акционеров, повысит качество инвестпроектов госкомпаний и их капитализацию, но и создаст равные, конкурентные условия в экономике, настаивает Минфин в «Основных направлениях бюджетной политики на 2018–2020 гг.». «Искусственное занижение отдачи на вложенный капитал» создает необоснованное преимущество для госкомпаний по сравнению с частными, пишет он. Например, в Центральной и Восточной Европе госкомпании отдают акционерам в среднем 70% прибыли.

Заниженные дивиденды Минфин приравнивает к субсидии. Ее цена по четырем крупнейшим публичным госкомпаниям («Роснефть», «Газпром», Сбербанк, ВТБ) – 350 млрд руб., или 0,4% ВВП по итогам работы в 2016 г., а в среднем за последние пять лет – около 300 млрд руб. ежегодно. Субсидией Минфин считает разницу между дивидендной доходностью по акциям госкомпаний и долгосрочным ОФЗ. Эта субсидия «ведет к прямым потерям общественного благосостояния», настаивает Минфин.

О дивидендной субсидии госкомпаниям Минфин говорит не первый раз. Но пока бюджет продолжает платить ее. В прошлом году правительство решило повысить уровень дивидендов с 25% чистой прибыли до 50% от прибыли по МСФО или РСБУ, от большей из величин (с этого года – по МСФО). Федеральный бюджет получил от госкомпаний всего 208 млрд руб. (с учетом дивидендов от продажи «Роснефти» – 918,8 млрд) после 259 млрд руб. в 2015 г. В этом году согласно закону о бюджете Минфин рассчитывал на 483,3 млрд руб. дивидендов и примерно на таком же уровне до 2020 г.

Планы пока не сбывались. И в прошлом, и в этом году не все госкомпании оказались «одинаково равны» – крупнейшие добились исключений, отдав на дивиденды меньше 50% прибыли по МСФО (а от «Роснефтегаза» Минфин хотел всю его прибыль). «Поводов для исключений было очень много – каждая компания прибедняется по-своему, каждый уникален и ни разу не повторяли друг друга: у кого-то инвестпрограмма, кому-то закон мешает, а кто-то вовсе не госкомпания», – иронизирует федеральный чиновник. Всех их объединяет одно – сильный лоббистский ресурс, резюмирует он.

Правительство все еще пытается выработать систему для дивидендов госкомпаний. На прошлой неделе Минэкономразвития отправило в правительство свои предложения, рассказывают два чиновника: все госкомпании должны проходить независимый аудит инвестпрограмм, а при отказе автоматически должны отдавать половину прибыли. Если независимый аудит покажет, что издержки «на капвложения «Газпрома» завышены, ему уже труднее будет сослаться на большую инвестпрограмму», надеется один из собеседников «Ведомостей».

Обзор документа

Российская организация выплачивает дивиденды через своего единственного участника — кипрскую компанию в пользу физлиц — резидентов Кипра, имеющих фактическое право на доход и косвенно участвующих в российской организации.

Читайте так же:  Содержание социальных налоговых вычетов

Единственный участник прямо инвестировал в капитал российской организации более 100 тыс. евро.

Пониженная ставка в размере 5% применяется только в случае, когда непосредственно само лицо, имеющее фактическое право на дивиденды (бенефициар), осуществило прямое вложение в капитал компании, выплачивающей дивиденды, в сумме, эквивалентной не менее 100 тыс. евро.

Разъяснено, в каком случае факт последующего дополнительного приобретения физлицами, косвенно участвующими в российской организации, выплачивающей дивиденды, прямой доли участия в уставном капитале данной российской организации предоставляет право на ставку 5%.

Кипр выплата дивидендов

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Крупнейшие госкомпании и банки по начислению дивидендов государству, млрд руб.

«Газпром» 95,17

Всего бюджет мог бы получить от монополии 238 млрд руб. дивидендов, если бы «Газпром» отдал половину прибыли по МСФО, а «Роснефтегаз», через который государство также владеет монополией, – все полученные им дивиденды. Но результат оказался значительно скромнее. Напрямую бюджет получит только 73 млрд руб., а «Роснефтегаз» свою долю должен перечислить в следующем году. Акционерам «Газпром» отдаст лишь 20% от прибыли по МСФО, даже меньше, чем в прошлом году, – 24%.

«Газпром» нашел способ направить на дивиденды меньше, чем рассчитывало правительство

«Газпром» добился заниженных дивидендов, сославшись на большую инвестпрограмму. В прошлом году правительство почти сразу пошло на уступки – это компенсация за повышение налоговой нагрузки, объяснял министр экономического развития Алексей Улюкаев. На этот раз бюджет, наоборот, решил получить налоговую компенсацию за снижение дивидендной нагрузки. Правда, компенсация небольшая (от повышения НДПИ – 30 млрд руб. в IV квартале 2017 г.) и достанутся деньги только государству, а не всем акционерам.

Правительство держалось до последнего – еще в апреле Минфин настаивал, что все госкомпании без исключения заплатят 50%. Однако в мае президент Владимир Путин пояснил, что «Газпром» все же будет платить по-особенному: с прибыли без учета бумажных доходов.

Заявленная на 2017 г. инвестпрограмма «Газпрома» – 910 млрд руб. Но, возможно, эта цифра еще вырастет, как это обычно происходит осенью. Крупнейшие инвестпроекты – «Северный поток – 2» (111 млрд руб.), Бованенковское месторождение (37 млрд), «Турецкий поток» (42 млрд), газопровод «Ухта – Торжок – 2» (62 млрд), Чаяндинское месторождение (64 млрд), трубопровод «Сила Сибири» (159 млрд) и Амурский ГПЗ (102 млрд). При такой инвестпрограмме денежный поток компании обнулится при любом уровне дивидендов, по расчетам аналитиков Fitch, и компании придется занимать. По итогам 2016 г. отношение чистого долга к EBITDA – 1,5.

Сбербанк 67,77

В дивидендной политике Сбербанка не указано, сколько он должен платить акционерам, но госбанк неоднократно заявлял, что стремится к 20% от чистой прибыли. Этой норме он и следовал, за исключением 2014 г., когда отдал акционерам лишь 3,5% чистой прибыли (10,16 млрд руб.). Кризис заставлял банк держать запас капитала, чтобы создавать резервы по украинским активам и кредитам, испортившимся из-за девальвации рубля. Но уже по итогам 2015 г. банк вернулся к дивидендам на уровне 20%, заплатив 44,5 млрд руб.

За 2016 г. Сбербанк выплатил рекордные дивиденды – 25% чистой прибыли по МСФО, или 135,5 млрд руб., из которых 67,75 млрд получил ЦБ (владеет 50% плюс 1 акция госбанка, 90% прибыли регулятор отдает бюджету). А по итогам 2017 г. Минфин хочет получить вдвое больше, распространив и на Сбербанк «правило 50%»: план по этим доходам на 2018–2020 гг. – 150 млрд, 165 млрд и 181,5 млрд руб. соответственно, следует из проектировок Минфина.

Госбанку вполне по силам направлять 50% чистой прибыли на дивиденды, поскольку рентабельность его капитала составляет в среднем 20%, говорил аналитик UBS Михаил Шлемов. Но есть риск, что большие дивиденды могут ограничить рост бизнеса Сбербанка при условии сохранения текущего уровня достаточности капитала.

«Алроса» 43,42

«Алроса» по итогам 2016 г. выплатила в 4 раза больше дивидендов, чем в 2015 г. Чистая прибыль за 2016 г. составила 131,3 млрд руб. На выплату дивидендов решено направить 65,769 млрд руб., или 50% от прибыли.

ВТБ 38,50

По итогам прошлого года ВТБ заплатил 44,4 млрд руб., что составляет 86% от его чистой прибыли по МСФО. Выплаты на привилегированные акции, размещенные в пользу Минфина, составили 11,1 млрд руб., а в пользу АСВ, – 18,1 млрд.

Если бы Минфину удалось добиться своего, то бюджет получил бы от «Роснефти» около 45 млрд руб. Но «Роснефть» формально не считается госкомпанией – ею государство владеет через «Роснефтегаз» – и требования правительства на нее не распространяются.

Письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 3 декабря 2019 г. N 03-08-05/93861 О налогообложении дивидендов, выплачиваемых российской организацией через своего единственного участника, компанию — резидента Кипра, в пользу физических лиц — резидентов Кипра, имеющих фактическое право на доход и косвенное участие в российской организации, выплачивающей дивиденды

Департамент налоговой и таможенной политики рассмотрел обращение по вопросу применения положений Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал от 05.12.1998 (далее — Соглашение) и сообщает следующее.

Согласно подпункту «а» пункта 2 статьи 10 Соглашения дивиденды, выплачиваемые компанией, являющейся резидентом одного Договаривающегося Государства, резиденту другого Договаривающегося Государства, могут также облагаться налогом в том Государстве, резидентом которого является компания, выплачивающая дивиденды, и в соответствии с законодательством этого Государства, но если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, является резидентом другого Государства, то взимаемый таким образом налог не должен превышать 5% от общей суммы дивидендов, если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, прямо вложило в капитал компании, выплачивающей дивиденды, сумму эквивалентную не менее 100 000 евро.

Между Министерством финансов Российской Федерации и Министерством финансов Республики Кипр как компетентными органами в смысле применения Соглашения достигнуто общее понимание в отношении подпункта «а» пункта 2 статьи 10 Соглашения, касающегося минимальной доли участия в капитале для применения особого порядка налогообложения дивидендов.

Понятие «прямое вложение» в капитал компании, выплачивающей дивиденды, подразумевает как приобретение ее акций при первичной или последующих эмиссиях, так и покупку акций на рынке ценных бумаг или непосредственно у их предыдущего владельца. При этом критерий «100 000 евро» применяется непосредственно к каждой отдельной компании без учета взаимоотношений между материнской и дочерней компаниями.

Таким образом, понятие «прямо вложило» указывает на способ осуществления инвестиции и предполагает осуществление такой инвестиции непосредственно самим бенефициаром.

Размер инвестиции определяется суммой, фактически уплаченной при приобретении акций или других прав на участие в прибыли с соблюдением принципа использования рыночных цен между независимыми участниками сделки, и не подлежит ежегодному перерасчету на дату выплаты дивидендов.

Читайте так же:  Ответственность налогоплательщиков за совершение налоговых правонарушений

Как следует из письма, российская организация выплачивает дивиденды через своего единственного участника, компанию — резидента Кипра, в пользу физических лиц — резидентов Кипра, имеющих фактическое право на доход и косвенное участие в российской организации, выплачивающей дивиденды.

Единственный участник, компания — резидент Кипра осуществил прямое инвестирование в капитал российской организации, что подтверждается договором купли-продажи доли участия в уставном капитале российского общества по цене, превышающей 100 000 евро.

Принимая во внимание вышеизложенное, пониженная ставка в размере 5%, установленная подпунктом а) пункта 2 статьи 10 Соглашения, применяется только при выполнении условий данного подпункта, а именно в случае, когда непосредственно само лицо, имеющее фактическое право на дивиденды (бенефициар), осуществило дающее право на дивиденды прямое вложение в капитал компании, выплачивающей дивиденды, в сумме эквивалентной не менее 100000 евро.

При этом, факт последующего дополнительного приобретения физическими лицами, имеющими косвенное участие в российской организации, выплачивающей дивиденды, прямой доли участия в уставном капитале данной российской организации по стоимости равной или превышающей 100 000 евро, предоставляет право на применение 5% ставки налога, установленной подпунктом «а» пункта 2 статьи 10 Соглашения в отношении дивидендов, выплачиваемых российской организацией, при отсутствии обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс), и выполнении условий пункта 2 статьи 54.1 Кодекса.

Одновременно, при применении положений Соглашения в качестве одного из средств толкования могут рассматриваться Комментарии к Модельной конвенции Организации Экономического Сотрудничества и Развития по налогам на доход и капитал.

Так, согласно пункту 61 Комментариев к статье 1 Модельной конвенции ОЭСР преимущества конвенции об избежании двойного налогообложения не должны предоставляться в тех случаях, если главной (основной) целью заключения определенных сделок или соглашений является обеспечение более выгодного налогового статуса, и при этом получение такого благоприятного статуса в этих условиях противоречит целям и задачам соответствующих положений. Данный принцип применяется независимо от принципа основной цели, который лишь подтверждает данный принцип.

Дополнительно информируем, что проверка правильности исчисления и уплаты налогоплательщиками (налоговыми агентами) налогов, а также факта нарушения положений статьи 54.1 Кодекса и положений Соглашения осуществляется налоговыми органами в рамках мероприятий налогового контроля, в порядке, предусмотренном Кодексом.

Одновременно сообщаем, что настоящее письмо Департамента не содержит правовых норм, не конкретизирует нормативные предписания и не является нормативным правовым актом. Письменные разъяснения Минфина России по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах имеют информационно-разъяснительный характер и не препятствуют налогоплательщикам руководствоваться нормами законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме.

Директор Департамента А.В. Сазанов

Обзор документа

Рассмотрен вопрос о налогообложении доходов в виде дивидендов, выплачиваемых российской организацией по решению иностранного участника его учредителям — резидентам Республики Кипр (бенефициарам). При подготовке разъяснений проанализированы положения межправительственного Соглашения России и Кипра об избежании двойного налогообложения. Указано следующее.

Российская организация, выплачивающая доходы в виде дивидендов, вправе применять пониженные ставки налога, предусмотренные соглашением, в т. ч. в случае, когда одна иностранная компания, которой выплачиваются дивиденды, косвенно участвует в российской организации, выплачивающей указанный доход через другую иностранную компанию, не являющуюся его фактическим получателем и не претендующую на применение положений соглашения.

Ставка в размере 5% применяется, если на дату выплаты дивидендов вложение кипрского участника в капитал российской организации соответствует условиям соглашения и требованиям НК РФ. В остальных случаях налог уплачивается по ставке 10%.

Кипр выплата дивидендов

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

«Роснефтегаз» опять всех переиграл

Согласно дивидендной политике «Роснефти» компания должна платить не менее 35% от чистой прибыли по МСФО – 63,4 млрд руб., из которых половина достанется «Роснефтегазу» и в следующем году – частично бюджету (если не будет промежуточных дивидендов). Однако в этом году «Роснефть» может уточнить дивидендную политику, после того как Путин попросил главного исполнительного директора «Роснефти» и председателя совета директоров «Роснефтегаза» Игоря Сечина увеличить выплаты до 50% от чистой прибыли по МСФО. «Роснефть» намерена выплатить промежуточные дивиденды за первое полугодие 2017 г., писали «Интерфакс», Bloomberg и Reuters и подтверждали «Ведомостям» человек, близкий к «Роснефти», и два федеральных чиновника. По словам одного из них, они как раз и могут составить 50% чистой прибыли по МСФО.

В 2016 г. капитальные затраты «Роснефти» составили 709 млрд руб., в этом году компания планирует потратить около 1 трлн (следует из ее презентации). Хотя аналитик «Атона» Александр Корнилов считает, что затраты могут быть меньше – около 700 млрд. Инвестпрограмма растет несколько лет подряд, с 2015 г. она выросла на 33% в 2016 г. Основные проекты – разработка месторождений Русское, Тагульское, Требса и Титова (принадлежит СП «Башнефти» и «Лукойла» – «Башнефть-полюсу»), а также Таас-Юряха, говорится в презентации. В I квартале 2017 г. компания инвестировала в развитие 192 млрд руб. Долговая нагрузка, по данным компании, – 1,6 EBITDA (без учета долга по китайским контрактам). С учетом долга по китайским контрактам – выше 3 EBITDA, отмечает управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев.

В этом году «Транснефть» начислила 30,6 млрд руб. дивидендов (государству – 23,9 млрд), или всего 13% прибыли по МСФО. В прошлом году эта доля и вовсе составила 9%. Согласно дивидендной политике «Транснефти» она ориентируется на выплату 25, 20 или 15% от нормализованной чистой прибыли в зависимости от долга, инвестпрограммы и др. Но владельцы привилегированных акций согласно уставу компании получают 10% чистой прибыли компании. При этом дивиденды на одну привилегированную акцию не могут быть ниже, чем на обыкновенную.

Секрет «Транснефти» прост – исторически прибыль скапливается в «дочках», поэтому прибыль по РСБУ в разы меньше прибыли по МСФО. В итоге выплаты 50% прибыли по МСФО превышают 100% прибыли по РСБУ – а это запрещено законом об акционерных обществах, считает «Транснефть». Доказать обратное или уточнить законодательство Минфину пока не удается. Тактика «Транснефти» похожа на поведение младшего брата в семье, считает федеральный чиновник: «Сначала [о поблажках] просят «Газпром», «Роснефть», и когда уже им все дали, пристраивается паровозом «Транснефть» – потери уже не кажутся такими большими».

Видео (кликните для воспроизведения).

Капвложения компании с 2017 по 2020 г. оцениваются в 1 трлн руб., из которых 292,8 руб. – в новые проекты, остальное – в техническое перевооружение и реконструкцию инфраструктуры. Крупные строящиеся объекты: нефтепровод Куюмба – Тайшет, расширение трубы Сковородино – Мохэ и ВСТО, проекты «Юг» и «Север». На конец марта 2017 г. отношение чистый долг / EBITDA «Транснефти» – 1,6.

Источники

Кипр выплата дивидендов
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here