Уклонение от налогов налоговая оптимизация разграничения

Предлагаем информационную поддержку в вопросе: "Уклонение от налогов налоговая оптимизация разграничения". Уточнить актуальность данных на 2020 год или задать любой другой юридический вопрос вы можете связавшись с дежурным консультантом.

Налоги: оптимизация или уклонение

Где проходит грань между уклонением от уплаты налогов и их оптимизацией? Этот вопрос интересует не только налоговую службу, но и налогоплательщиков, которые стремятся уменьшить платежи в бюджет строго в рамках закона.

Как показывает мировая практика, ведущие аудиторские и юридические компании мира давно научились строить схемы оптимизации налогообложения, которые на 100 процентов соответствуют букве закона. И перед государственными фискальными органами (например, перед Федеральной налоговой службой США — IRS) встала проблема недобора налогов. IRS стала проверять соответствие налоговых схем не только букве, но и духу закона. Теперь налоговые консультанты должны регистрировать налоговые схемы в Федеральной налоговой службе США до начала их применения. Кроме того, они обязаны вести учет клиентов, которые ими воспользовались, и по первому требованию предоставлять эту информацию IRS.

Видимо, следует ожидать, что в скором времени и налоговые органы России будут оценивать совершенные сделки не столько по форме, сколько по содержанию. Тем более что право на переквалификацию сделок в судебном порядке им предоставлено Налоговым кодексом (ст. 45 НК РФ).

Так, Минфин России намерен в 2005 году нормативно зафиксировать признаки схем ухода от налогов. Ведомство предполагает установить критерии, которые позволили бы различать налоговую оптимизацию и уклонение от уплаты налогов.

Позиция Конституционного Суда

Из статей 198 и 199 Уголовного кодекса следует, что фирма уклоняется от уплаты налогов и (или) сборов, если она:

  • не сдает налоговые декларации или иные документы, представление которых является обязательным;
  • включает в налоговую декларацию или иные документы заведомо ложные сведения.

Какова позиция Конституционного Суда, становится ясно из его постановления от 27 мая 2003 г. № 9-Рџ. В этом документе сказано, что уклонением может признаваться только такое деяние, «которое совершается с умыслом и направлено на избежание уплаты налога в нарушение установленных налоговым законодательством правил». Это означает, что в ходе расследования дела необходимо доказать две вещи. Во-первых, противозаконность действий (бездействия) фирмы или предпринимателя. Во-вторых, существование умысла на уклонение от уплаты налога. Установление же только факта неуплаты недостаточно для признания деяния уклонением.

Также в постановлении № 9-П Конституционный Суд отметил, что фирма или предприниматель не несут ответственности за действия, которые заключаются в использовании предоставленных им законом прав. Точнее прав, «связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных форм предпринимательской деятельности и, соответственно, оптимального вида платежа». При этом неважно, имеют ли такие действия своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы.

Подведем итог: Конституционный Суд подтвердил возможность оптимизации налогообложения законными способами.

Мнимые и притворные

Если компания не отразит реализацию товара в бухгалтерской отчетности и налоговых декларациях, — это незаконно и, естественно, считается уклонением. А как квалифицировать использование фирмой или предпринимателем предоставленных законодателем прав на свободу выбора форм предпринимательской деятельности? Или на свободу договора, то есть заключение гражданско-правовых сделок таким образом, чтобы достичь наименьших налоговых последствий?

Да, Конституционный Суд подтвердил в постановлении № 9-П, что фирма сама вправе решать, как ей работать. Но нужно учитывать при заключении сделок и некоторые ограничения.

Так, Конституционный Суд допускает выбор компанией любого вида предпринимательской деятельности и оптимального для нее платежа. Используя свое право на свободу договора, компания или предприниматель может заключать сделки лишь для вида (мнимые), либо сделки, фактически прикрывающие правоотношения (притворные). И все с единственной целью — сокрыть свои настоящие налоговые обязательства, возникающие из фактических правоотношений.

Гражданское законодательство запрещает мнимые и притворные сделки. Более того, предусматривает для них гражданско-правовые последствия в виде двухсторонней реституции (возврата всего полученного по сделке).

Соответственно, в том случае, когда оптимальный налоговый платеж достигается заключением недействительных сделок, следует говорить о незаконной экономии в налогообложении.

В мировой практике выработаны судебные доктрины, которые признают сделки, заключенные с целью незаконного обхода налогов, незаконными. Наиболее распространены следующие из них:

  • доктрина «существо над формой» — если форма сделки не соответствует фактическим отношениям, то возникают налоговые последствия, соответствующие существу сделки;
  • доктрина «деловой цели» — сделка, дающая определенные налоговые преимущества, может быть признана недействительной, если не достигает деловой цели;
  • доктрина «сделки по шагам» — применяется для определения налоговых последствий притворных сделок.

В России существующие нормы позволяют применять указанные доктрины «существо над формой» и «сделки по шагам».

Суд рассмотрел заключенные ООО «1ОД» с предпринимателями договоры о совместной деятельности. Он согласился с выводом налоговой инспекции, что они не являются договорами простого товарищества. Причем не являются по своему содержанию и фактически не соответствуют требованиям норм главы 55 Гражданского кодекса.

Речь идет о нормах, регулирующих правоотношения юридических и физических лиц при осуществлении совместной деятельности.

Согласно материалам дела стороны по договорам о совместной деятельности фактически осуществляли совместную эксплуатацию складских помещений. Помещения были арендованы ООО «1ОД» у Комитета по управлению имуществом Калининградской области (КУГИ). При этом они использовались совместно с предпринимателями без ведома и согласия арендодателя (КУГИ). При таких обстоятельствах инспекторы изменили юридическую квалификацию сделок на договоры субаренды и начислили НДС, поскольку полученные по этим договорам суммы ООО не оспаривало (постановление ФАС Северо-Западного округа от 12 сентября 2002 г. по делу № А21-296/02-С1).

Конституционный Суд в 2001 году ввел понятия «добросовестного» и «недобросовестного» налогоплательщика (определение от 25 июля 2001 г. № 138-О). Однако не установил критерии отнесения к таковым. Тем не менее, следующий пример показывает, что Высший Арбитражный Суд РФ в качестве свидетельства недобросовестности налогоплательщика рассматривает мнимые и притворные сделки.

ОАО Качканарский ГОК «Ванадий» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной инспекции по крупнейшим налогоплательщикам о признании незаконным отказа в возмещении НДС по экспортной продукции. Межрайонная инспекция посчитала, что налогоплательщик является недобросовестным, поэтому не имеет права на возмещение налога.

Суд же сделал вывод о наличии правовых оснований для возмещения ООО «Ванадий» оспариваемой суммы налога. Доказательства недобросовестности налогоплательщика, в частности, свидетельствующие о мнимости либо притворности кредитного соглашения, на которое ссылался налоговый орган, в материалы дела инспекторами Межрайонной инспекции представлены не были (постановление ФАС Уральского округа от 20 ноября 2003 г. по делу № Ф09-3939/03-АК).

Читайте так же:  Декларация 3 ндфл заполнить платно

Более подробно тема добросовестности налогоплательщиков рассматривалась в статье «»Добросовестные» налоговые платежи: анализ судебной практики», опубликованной в № 19 «Консультанта».

Сделки против правопорядка

В реальной жизни встречаются ситуации, когда фирма заключает сделки, по которым обязательства исполняются фактически (либо у налоговых органов отсутствуют доказательства того, что сделки являются мнимыми). Но при этом налоговые обязательства, связанные со сделкой, контрагентом не выполняются. В данном случае сделку нельзя назвать ни мнимой, ни притворной. Однако, если контрагент является дружественной компанией данной фирмы, это может свидетельствовать о том, что целью указанной сделки был также и уход от налогов.

Налоговые инспекторы отказали ООО «ГаммаХим» в возмещении экспортного НДС. Они указали, что товар «ГаммаХим» приобрело у ООО «Техстройкомплект» (поставщик), зарегистрированного на утерянный паспорт.

Инспекторы провели проверку отношений ООО «Техстройкомплект» с ОАО «Ярославский технический углерод» (производителем продукции). Оказалось, что поставки производились в счет погашения задолженности по многосторонним соглашениям о взаимозачетах. Расчеты реальными денежными средствами между «Ярославским техническим углеродом» и «Техстройкомплектом» не осуществлялись.

Фактическое местонахождение поставщика и каких-либо работников предприятия не было установлено. Директор «ГаммаХим» (покупатель) также не смог сообщить сведений о «Техстройкомплекте» и его работниках, так как все соглашения подписывались в офисе покупателя. Продукцию же у «Ярославского технического углерода» «ГаммаХим» вывозило самостоятельно по доверенностям ООО «Техстройкомплект». Налоговые инспекторы доказали, что к исполнению обязанностей директора «Техстройкомплекта» привлекались за денежное вознаграждение подставные лица.

Следует добавить, что цены на продукцию у ООО «Техстройкомплект» были значительно выше, чем при покупке непосредственно у производителя. С учетом этого суд пришел к выводу о недобросовестности ООО «ГаммаХим» (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29 мая 2002 г. по делу № А82-97/01-А/6).

Как видно из примера, не все сделки, совершаемые с целью уклонения от налогов, можно поделить на мнимые и притворные. В принципе сделка, описанная в примере, может быть квалифицирована как совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, то есть как ничтожная (ст. 169 НК РФ).

Обратите внимание: говорить об уклонении можно лишь тогда, когда налогоплательщик действовал умышленно. Доказать же умысел в таких ситуациях достаточно сложно (постановление ФАС Поволжского округа от 26 февраля 2004 г. по делу № А57-11431/03-25).

Необходимо отличать ситуации уклонения от уплаты налогов и сборов от ситуации, когда покупатель стал жертвой недобросовестного поставщика.

Например, в ходе проверки выяснилось, что поставщик не состоит на учете в налоговых органах, не представляет отчетность. Никаких других фактов, свидетельствующих о том, что покупатель сознательно заключил сделку с таким партнером, — не имеется. Говорить о мнимой или притворной сделке в таком случае оснований нет. Покупатель не может отвечать за своего поставщика.

Поэтому только неуплата налога поставщиками, а также непредоставление отчетности сами по себе не могут свидетельствовать о недобросовестности покупателя, возместившего НДС. Об этом свидетельствует и арбитражная практика (см., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 16 апреля 2004 г. по делу № А56-30083/03).

Мнение налоговой службы

Существуют «Методические рекомендации по выявлению схем уклонения от налогообложения, используемых строительными организациями» (письмо МНС России от 21 апреля 2004 г. № 06-3-06/425дсп). Данный документ позволяет увидеть, что считают уклонением от уплаты налогов сотрудники налоговой службы.

Например, заключение фиктивных сделок. Применительно к строительству это сделки на выполнение строительных работ субподрядчиками, при которых работы фактически производились самим генеральным подрядчиком. Очень важно, что будет являться основанием для таких выводов.

Согласно «Методическим рекомендациям» инспекторы намерены проводить встречные проверки контрагентов, выяснять, зарегистрированы они или нет, поставлены ли на учет, отражали ли у себя выручку. Если будет доказано, что работы сторонними организациями не проводились, — вывод о наличии фиктивной сделки правомерен. Однако только неотражение выручки контрагентом не может свидетельствовать о фиктивности сделки.

Также инспекторы будут считать уклонением от уплаты налогов следующую ситуацию: компания-продавец закупает у своего покупателя продукцию (облагаемую по более высокой ставке налога на добавленную стоимость, чем та, которую применяет она). При этом оформляют не договор мены, а два договора поставки с последующим проведением взаимозачета встречных однородных требований. Дело в том, что в соответствии с пунктом 2 статьи 172 Налогового кодекса РФ можно принять к вычету НДС только исходя из балансовой стоимости своей продукции. То есть можно принять НДС к вычету в пределах ставки, применяемой компанией-продавцом.

В то же время если стороны будут заключать два договора поставки, а впоследствии будет проведен взаимозачет встречных однородных требований, то продавец сможет принимать к вычету весь предъявленный НДС.

На наш взгляд, такое мнение налоговых органов является ошибочным. В данном случае одна и та же операция может быть оформлена по-разному. Даже заключение договоров поставки в один день не свидетельствует о том, что стороны намеревались заключить договор мены, а не оформить свои отношения, применяя договор поставки. Поскольку уклонение имеет место только при наличии умысла, доказать, что единственной целью таких действий сторон было уменьшение налоговых обязательств, практически невозможно.

Таким образом, грань между уклонением и оптимизацией не так уж и отчетлива.

Вполне безобидная, на первый взгляд, реализация гражданских прав может скрывать за собой умысел на уклонение от уплаты налогов. И наоборот, во вполне законных действиях налогоплательщика работники налогового ведомства могут усмотреть уклонение от уплаты налога.

Минфин России намерен в 2005 году нормативно зафиксировать признаки схем ухода от налогов

IRS признала незаконной схему, которую условно можно назвать «двойной арендой». Ее суть в следующем: компания берет в аренду у зарубежного партнера инфраструктурный объект, имеющий льготы (например, дамбу или спортивный объект). Потом сама сдает его в субаренду, получая льготы за объект, которым владеют и пользуются иностранцы.

IRS признала, что данная схема соответствует букве закона. Но, тем не менее, объявила ее противоречащей ему духу и запретила.

Если компания не отразит реализацию товара в бухгалтерской отчетности и налоговых декларациях, — это незаконно

Оптимизация или уклонение?

Можно ли говорить об оптимизации налогов, есть ли критерии разграничения законных и незаконных способов по их уменьшению? Ответы на эти вопросы различны, но главное, что право налогоплательщиков на оптимизацию платежей признал КС РФ! (Cм. постановление от 27.05.2003 N 9-П).

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ДАЛ ПОНЯТЬ «В случаях, когда законом предусматриваются те или иные льготы, освобождающие от уплаты налогов или позволяющие снизить сумму налоговых платежей, применительно к соответствующим категориям налогоплательщиков обязанность платить законно установленные налоги предполагает необходимость их уплаты лишь в той части, на которую льготы не распространяются, и именно в этой части на таких налогоплательщиков возлагается ответственность за неуплату законно установленных налогов. Следовательно, недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно — оптимального вида платежа» (п. 3 постановления N 9-П).

Читайте так же:  Цены на сдачу отчетности ип

По сути, впервые на государственном уровне признано право налогоплательщиков на оптимизацию налоговых платежей. КС РФ официально подтвердил, что налогоплательщик обладает конституционным правом на выбор наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и использование на законных основаниях льгот и отсрочек в целях уменьшения налоговых платежей.
В то же время КС РФ ясно дал понять, что есть законная неуплата налогов (оптимизация), а есть незаконная (уклонение). Поэтому действия плательщиков по оптимизации налогов по-прежнему будут проверяться на соответствие законодательству, а государство не прекратит борьбу с налоговыми преступлениями.
Снизив налоговую нагрузку и усовершенствовав уголовный закон, государство получило «моральное» право на использование уголовных репрессий для защиты общественных интересов, например при незаконном возмещении «экспортного» НДС.

В 1999 году сумма налога, возмещенная экспортерам, составляла 18,3% от сумм НДС на товары, произведенные на территории России, в 2003 году — 47,2%.

В этих условиях налогоплательщику важно представлять последствия действий, направленных на уменьшение налогов.

ХАРАКТЕРИСТИКА И ПОСЛЕДСТВИЯ ПОВЕДЕНИЯ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ, НАПРАВЛЕННОГО НА УМЕНЬШЕНИЕ НАЛОГОВЫХ ПЛАТЕЖЕЙ

Оптимизация Заблуждение Неосторожность Уклонение
Причина
поведения
Защита прав и законных
интересов собственника
имущества
Низкий уровень законода-
тельной техники
Недобросовестное отношение к
исполнению своих обязанностей
Преднамеренное желание (умысел)
избежать исполнения обязанности
по уплате налогов
Отношение к
объекту налого-
обложения
Возникновение объекта
налогообложения
сознательно избегается
Наличию объекта налого-
обложения значение не
придается и не могло
придаваться
Наличию объекта налогообложения
значение не придается, хотя могло
придаваться
Наличие объекта скрывается
с целью неуплаты налога
Отношение
к возможности
уменьшить нало-
говую базу
Стремление к полному
использованию вычетов
и льгот, предусмотрен-
ных законодательством
Не осознается и не могло
осознаваться, что
вычеты и льготы
используются без
законных оснований
Не осознается, хотя могло осозна-
ваться, что вычеты и льготы
используются без законных
оснований
Отсутствие законных оснований
для использования вычетов и льгот
осознается, тем не менее намеренно
заявляется о праве на вычет или
льготу с целью неуплаты налога
Отношение к
порядку и срокам
уплаты налога
Стремление к получению
предусмотренных зако-
ном отсрочек уплаты
налога
Не осознается и не могло
осознаваться, что налог
не уплачен
Не осознается, хотя могло осозна-
ваться, что налог не уплачен
Намеренно создается видимость
уплаты; представляются недосто-
верные сведения с целью получения
отсрочки; создаются препятствия
взысканию недоимки
Юридические
последствия
Снижение налоговых
издержек
Взыскание недоимки и,
как правило, пеней
Взыскание недоимки,
пеней и штрафа
Взыскание недоимки, пеней удвоен-
ного штрафа, привлечение к
уголовной ответственности

В. ЗАРИПОВ, юрист
Подготовила О. Королькова

Платить нельзя оптимизировать: различия уклонения от уплаты налогов и законной налоговой оптимизации

В последнее время споры о том, насколько непрекрытое сверхпотребление свидетельствует о незаконном обогащении ведутся неустанно. Отчасти это связано с разоблачительной деятельностью кандидата в президенты Алексея Навального, но лишь отчасти. Изменение экономического и политического климата страны за последние 5-7 лет, пополнение гражданского оборота новыми участниками, которые подвергают сомнению уже устоявшиеся правила и общественные стандарты, так называемое деловое обыкновение — это, как видится, является куда более серьезным катализатором процесса переосмысления, для которого деятельность Алексея Анатольевича Навального, возможно, имеет существенное, а, возможно, и коллатеральное значение. История покажет.

Одно очевидно. Пролетели 90-е с романтизацией образа бандита, немного застряв в дверном проходе, в него нехотя протискиваются на выход тучные нулевые. Поколение миллениалов вступает в законные права, подвергая нещадной деконструкции методы и систему мышления рекетиров и менеджеров. Последние же в свою очередь палят из всех орудий, пытаясь удержаться на своих позициях. Они кричат: «Не отдадим» — пытаясь сохранить захваченное, соптимизированное, утаенное. Проблема далеко не в том, что ФНС, прокуратура или Следственный комитет не справляются со своими задачами (возможно и в этом, но пусть на эту тему рассуждают более сведущие коллеги).

Главная проблема в толерантности к преступникам. В ходе профессиональной практики нам приходилось сталкиваться с клиентами, наследием 90-х, которые уже зажатые в угол мультивариативностью законных способов решения их задач, предлагаемых нами, кричали: «я просто не хочу платить налоги государству» — т.е. даже если экономические «потери» от уплаты налогов сводились к показателям близким к зеро, эти товарищи предпочитали отказываться от моделей, предложенных юристами (гонорары все равно приходилось платить) и предпочитали на свой страх и риск встречаться ночью на кладбище и передавать пачки денег, перевязанные резинкой (не знаю, как в точности они свои вопросы решали, потому что, как несложно догадаться, юридическое сопровождение таких сделок не требуется и в качестве зрителей нас тоже не приглашали).

Но врожденное нежелание исполнять свой долг гражданина по уплате налогов, является таким же характерным признаком этого поколения, как золотые телефоны, бентли с заклеенными номерами, столование в ресторане Пушкин (котрому давно пора перестать порочить память о великом поэте и переименоваться, можно даже часть букв сохранить). Поэтому, когда разоблачители во всей полноте своего благородного пафоса кричат, что чиновник не мог заработать на частный самолет честным и тяжелым трудом, не надо ждать доказательств воровства, заснятых на видеокамеру. Мы как будто ждем какого-то шокирующего видео, на котором государственный муж, вооружившись ломом, отколупывает ночью в кремле изумруд из глаза золотого бюста Ленина с целю последующей перепродажи. Чтобы можно было его с поличным взять. Не ждите такого видео. Его не будет. Факта потребления достаточно. На чиновников не распространяется общая презумпция добросовестности, у них как у менеджеров этой страны есть фидуциарная обязанность действовать в интересах ее акционеров, т.е. граждан.

Поэтому от чиновников, даже от бизнесменов, исполняющих госконтракты логично было бы ожидать подчеркнутую скромность, это было бы ничем большим, чем простым уважением к гражданам той страны, на которую он работает, к тем людям, благодаря которым он может позволить себе заниматься любимым и порой очень доходным ремеслом. А как только появится необходимость прятать, как только появится осуждающее отношение к роскоши, как только эти люди станут нерукопожатны, а в Пушкине им будут говорить, что все столики зарезервированы, тогда станет неинтересно воровать, в моду просто будет обречено войти что-то другое. Например, в Европе считается модно красиво и правильно выражать свои мысли, не читать по бумажке, знать историю своей страны и соседних стран, разбираться в политике, экономике, праве, да пусть даже в гастрономии, искусстве и спорте. Я искренне верю, в то что это возможно. А начать надо с уважительного отношения к своим гражданским обязательствам, в частности с уплаты налогов (можно еще номера на машинах не заклеивать, а еще лучше по возможности прогуливаться пешком, это и для здоровья полезнее).

Читайте так же:  Возврат налога при дду квартиры

И я вовсе не веду речь о бессеребренничестве. Но надо быть умеренным в потреблении и разумным в запросах, о чем говорили Христос, Эпикур, Кант, Ленин, сами выбирайте, кто вам ближе. А о способах законного налогового планирования, и почему персональное свехпотребление должно свидетельствовать о налоговой нечистоплотности и быть красным флажком для проверяющих органов читайте в стате.

В американской налоговой практике терминологически выделяют разные типы “оптимизации” налогообложения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Обычно выделяют:
• tax evasion;
• tax avoidance;
• tax optimisation (tax minimisation).
Tax evasion или tax fraud — это незаконная деятельность юридического или физического лица, которое умышленно уклоняется от уплаты налогов. Физические лица и организации, пойманные на tax evasion, как правило, получают очень суровое наказание. Избежать тюремный срок удается только в случае, если такое преступление было совершено впервые в незначительном объеме, в случаях, если лицо находилось под влиянием или действовало в интересах другого лица. Руководители организаций практически всегда привлекаются к личной уголовной ответственности.

Tax minimisation или tax planning – это законный способ налогового планирования, который позволяет, благодаря правильно выстроенной финансовой модели и знанию налогового права, рассчитать оптимальную налоговую нагрузку на бизнес с учетом его развития, возможных взлетов и падений. Так, юридические и финансовые консультанты используют различные креативные решения для получения льгот, совершение авансовых платежей для уменьшения налоговой базы на конец отчетного финансового периода, реализуют социальные (страховые, оздоровительные, образовательные, национальные) программы, используют различные структурные и организационные бизнес-модели с опорой на налоговое право штата или страны. Если tax avoidance использует хоть и законные, но противоречащие публичному интересу модели сокращения налоговой нагрузки, tax planning, наоборот, часто осуществляется за счет участия в государственных, федеральных, муниципальных программах, которые позволяют предпринимателям получить налоговый вычет за поддержку и продвижение публичных интересов.

Теперь разберемся с вопросом tax evasion по российскому праву. В Уголовном кодексе статьи 198 и 199 предусматривают ответственность в виде штрафов, исправительных работ, ареста и лишения свободы для граждан и предпринимателей (руководителей бизнеса) за уклонение от уплаты налогов и сборов (с граждан и организаций соответственно). Есть специальные статьи 199.1 и 199.2 УК РФ про ответственность агентов и сокрытие денежных средств и ряд других составов, которые нередко встречаются в уголовных делах по привлечению к ответственности налоговых “уклонистов”, например ст. ст. 159, 192, 193, 194, 204, 204.1, 204.2, 210, 289, 290 УК РФ.

Анализ практики налоговых споров приводит к выделению следующих наиболее распространенных способов уклонения от уплаты налогов в Российской Федерации, которые можно условно разделить на:

— Подделка документов финансовой отчетности (завышение НДС к вычету, задваивание записей в отчете, технический перевод средств контрагентам и возврат в следующем отчетном периоде и многие другие незаконные техники). Следует заметить, что в подобных налоговых махинациях нередко применяются такие уголовно-правовые составы как мошенничество (ст. 159 УК РФ); организация преступного сообщества (ст. 210 УК РФ). В данный раздел можно отнести цепочку операций между группой юридических лиц, в результате которых “теряется” НДС, так как конечное юридическое лицо, участвующее в череде трансакций существует только на бумаге и специально создавалось, чтобы не платить НДС, позволив остальным участникам цепочки хозяйственных операций заявить НДС к вычету.

Следует иметь в виду и то, что, помимо уголовно-правовой, существует еще и гражданско-правовая ответственность, так сделки не имеющие экономического смысла в соответствии с Гражданским кодексом признаются ничтожными (ст. 170 ГК РФ).

Рассмотрим пример, часто встречающийся в предпринимательской среде – сделка купли-продажи долей в обществе с ограниченной ответственностью по заниженной цене. Цель занижения цены сделки, как несложно догадаться — избежание уплаты налога на доход продавца 13% для граждан РФ и 30% для нерезидентов (ст. 208, 209 НК РФ). При этом часто предприниматели не учитывают тот факт, что в случае признания сделки недействительной, им придется вернуть полученное по сделке и рассчитывать на возврат уплаченного по сделке (ст. 167 ГК РФ), при этом они получат ту сумму, которая указана в договоре купли-продажи. Доводы о том, что “на самом деле” была уплачена большая сумма, как и демонстрация соответствующих документов (договор аренды банковской ячейки, письменное соглашение сторон) будут и должны признаваться судами неосновательными, так как нельзя извлекать выгоду из своего незаконного или недобросовестного поведения (ст. 1 ГК РФ), а уклонение от уплаты налогов, хоть и не порицается нашим обществом неформально, но формально, безусловно, признается незаконным.

Без разглашения подробностей хочется привести пример с недавно обратившимся в нашу компанию таким приобретателем доли, который, подписав некий документ об истинной сумме сделки, заключил нотариальный договор на приобретение 100% доли общества за 10 000 рублей. Его удивлению не было конца, после того как он узнал, что не только его “настоящий” договор не имеет юридической силы, но и причины для его заключения не было. После непродолжительного анализа документов мы обнаружили основания для законной неуплаты НДФЛ продавцом в силу непрерывности «владения» долями на протяжении более пяти лет. Это правило действует с 01.01.2016 года (ст. 217 НК РФ), при этом предприниматели избегают обращаться к нему, не используя свое законное право на tax avoidance. Вместо этого они встают на опасный путь tax evasion, который никогда не доведет до добра.

Юрий Брисов, учредитель юридической компании LegalSupport

Читайте так же:  Платежи за землю налог на землю

Проблемы разграничения налоговой оптимизации и уклонения от уплаты налогов

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 26 Декабря 2012 в 22:23, курсовая работа

Краткое описание

Целью моей курсовой работы является системный анализ проблемы разграничения налоговой оптимизации и уклонения от уплаты налогов, как с теоретической, так и с практической точки зрения, а также разработка системы борьбы с уклонением от уплаты налогов. В рамках намеченной цели были поставлены следующие задачи: » дать определение понятиям «налоговой оптимизации» и «уклонения от уплаты налогов»; » выявить необходимость разграничения законной и незаконной минимизации налогов, а также рассмотреть взгляды различных авторов на указанную проблему; рассмотреть нормативно-правовую базу по вопросу разграничения оптимизации и уклонения от уплаты налогов, выявить существующие недостатки и внести предложения о соответствующих изменениях в нормативно-правовые акты; проанализировать решения Арбитражных судов РФ с точки зрения отнесения конкретных операций к законной или незаконной минимизации налогов, выявить тенденции принятия судебных решений; внести предложения по разграничению оптимизации и уклонения от уплаты налогов, в том числе с применением налоговых доктрин; предложить концепцию борьбы с уклонением от уплаты налогов.

Прикрепленные файлы: 1 файл

курсовая.docx

│нение от│ │уклонение│ │за об│ │через │ │ды нало-│ │и осво-│

│уплаты │ │от уплаты│ │учетной │ │договор│ │говой оп-│ │бождений,│

│(ст. 194, │ │(гл. 16 │ │налоговой│ └───────┘ │тимизации│ │прямо │

│198, 199│ │ч. 1 НК│ │политике │ ├┬─┬──┬──┬┘ │предус- │

│УК РФ │ │РФ │ └─────────┘ ││ │ │ │ │мотренных│

│Метод │ │Метод │ │Метод │ │Метод пря-│ │Метод │

│отсрочки│ │замены │ │разделе-│ │мого сокра-│ │оффшора│

│налого- │ │отноше-│ │ния от-│ │щения объ-│ └───────┘

│вого │ │ний │ │ношений │ │екта налога│

Рассмотрим указанные элементы подробнее.

Незаконное уменьшение налогов или уклонение
от уплаты налогов

В эту категорию входят способы, при которых экономический эффект в виде снижения размера налоговых платежей достигается с применением каких-либо противозаконных действий, то есть действий, прямо нарушающих нормы законодательства. Действующее законодательство, в частности российское уголовное законодательство, обозначает эту категорию способов налоговой оптимизации через термин «уклонение от уплаты налогов» (ст. 198, 199 УК РФ).

Уклонение от уплаты налогов представляет собой форму уменьшения налоговых и других платежей, при которой налогоплательщик умышленно или неосторожно избегает уплаты налога или уменьшает размер своих налоговых обязательств с нарушением действующего законодательства.

В данном случае снижение налоговых выплат (а также их полное избежание) осуществляется посредством совершения налогоплательщиком налоговых правонарушений или даже преступлений, то есть путем прямого нарушения налогового законодательства. Действия налогоплательщика при уклонении от уплаты налогов незаконны и противоправны изначально, то есть законного уклонения не бывает.

Эти действия могут быть направлены, как на снижение положенного размера подлежащих внесению в бюджет суммы налоговых платежей, так и на полное избежание уплаты налога или налогов.

Иначе говоря, при непосредственном уклонении от уплаты налогов снижение размеров налоговых обязательств достигается путем нарушения налогового законодательства, в чем состоит главное отличие ухода от уплаты налогов от налогового оптимизации.

Уход от налогов чаще всего совершается путем сокрытия дохода (прибыли), сокрытия других объектов налогообложения, грубого нарушения правил бухгалтерского или налогового учета, фальсификации учетных данных, непредставлении или несвоевременном представлении документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов или их уничтожения, а также посредством неправомерного использования налоговых льгот.

Так как уход от уплаты налогов достигается противозаконными действиями налогоплательщика, то за их совершение законодательством предусмотрены различные виды ответственности, а именно: гражданско-правовая, административная, финансовая и уголовная.

При рассмотрении множества способов данной категории необходимо отметить, что они, находясь в единой категории, тем не менее, неоднородны. Однако, исходя из тяжести содеянного, в результате незаконного уклонения от уплаты налогов можно выделить следующие способы.

Некриминальное уклонение от уплаты налогов — это совершение налогоплательщиком действий, направленных на избежание или снижение налоговых выплат в бюджет посредством нарушения законодательства о налогах и сборах, влекущих применение к нарушителю мер налоговой ответственности (налоговых санкций). Данные действия налогоплательщика не образуют состав налогового преступления и не влекут наступления уголовной ответственности.

Исходя из отраслевой принадлежности норм законодательства, которые нарушаются при совершении уклонения от уплаты налогов некриминальными способами, можно выделить:

— таможенные правонарушения (при уплате налога на таможне) .

Некриминальные способы уклонения применяются в основном через нарушение гражданско- правовых норм и норм налогового законодательства: неправильное отражение операций в бухгалтерском и налоговом учете, заключение фиктивных договоров, переоформление договоров и изменение их содержания после их исполнения, выплата санкций за несуществующие договорные нарушения, занижение стоимости ввозимых через таможенную границу товаров, и, соответственно, занижение сумм НДС, подлежащих уплате на таможне и т.д.

Криминальное уклонение от уплаты налогов совершается путем совершения налогоплательщиком противозаконных действий, направленных на избежание налога или снижение его размера, нарушающих не только нормы налогового, но и уголовного законодательство. Совершение уклонения от уплаты налогов данным способом влечет наступление для налогоплательщика уголовной ответственности. Данные способы составляют состав уголовных преступлений по ст.ст. 198, 199, 199.1, 199.2 Уголовного кодекса РФ.

В соответствии с действующим законодательством уголовная ответственность возникает за следующие деяния.

1) За уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном или особо крупном размере.

При этом уклонение признается совершенным в крупном размере, если сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 100.000 рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 300.000 рублей.

Пример 1. Гражданин Иванов, осуществляющий свою деятельность в качестве индивидуального предпринимателя получил налогооблагаемый доход в размере 800.000 руб. и не уплатил с этого дохода НДФЛ. Сумма неуплаченного налога по ставке 13% составила 104.000 руб., что является основание для привлечение его к уголовной ответственности.

Пример 2. Если за три года предприниматель Иванов получил налогооблагаемый доход в размере 15.000.000 рублей, а уплатил налог только в сумме 1.760.000 рублей, то оснований для привлечения его к уголовной ответственности не имеется. В данном случае сумма неуплаченного налога составит 190.000 рублей (15.000.000 x 13% = 1.950.000 общая сумма НДФЛ. 1.950.000 x 10% = 195.000), что не превышает 10% от общей суммы налога.

Читайте так же:  Сроки выплаты дивидендов полюс золото

Если сумма неуплаченного налога составит более 300.000 рублей, то уголовная ответственность наступает во всех случаях.

Уклонение признается совершенным в особо крупном размере, если сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 500.000 рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов (сборов) превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 1.500.000 рублей.

2) За уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном или особо крупном размере;

3) За неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и (или) сборов, подлежащих исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд), совершенное в крупном или особо крупном размере.

При этом в последних двух случаях определение крупного и особо крупного размера недоимки осуществляется в одинаковом порядке.

Так, уклонение признается совершенным в крупном размере, если сумма налогов (сборов), составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд, более 500.000 рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов (сборов) превышает 10 процентов подлежащих уплате сумм налогов (сборов), либо превышающая 1.500.000 рублей.

Уклонение признается совершенным в особо крупном размере, если сумма налогов (сборов), составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд, более 2.500.000 рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 7.500.000 рублей.

Пример 1. В ходе налоговой проверки выяснилось, что ЗАО «Парус» в 2006 г. недоплатило в бюджет налогов на сумму 750.000 руб. Всего за этот год фирма должна была заплатить 6.100 000 руб. Следователь возбудил уголовное дело (ч. 1 ст. 199 УК РФ), потому что сумма недоимки превысила 500 000 руб. и составила более 12 процентов от причитающихся с фирмы налогов (750.000 руб. / 6.100.000 руб. х 100 = 12%).

Если размер недоимки превысит 1.500.000 руб., процентное соотношение неуплаченных и причитающихся к уплате налогов не имеет значения.

Пример 2. В 2002 г. ООО «Парус» не заплатило налогов на сумму 125.000 руб., в 2003 г. — 155.000 руб., в 2004 г. — 170.000 руб. и в 2005 г. — 150.000 руб. Общая сумма недоимки составляет 620.000 руб. Возбудить уголовное дело сотрудники милиции не могут, потому что сумма недоимки за 3 года подряд (с 2002 по 2004 г. или с 2003 по 2005 г.) меньше 500.000 руб.

4) За сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное собственником или руководителем организации либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, или индивидуальным предпринимателем в крупном размере.

Однако критерии определения такого крупного размера применительно к данной статье УК РФ не установлены.

Криминальными способами уклонения от уплаты налогов, например, являются (при соблюдении условий, предусмотренных указанными статьями): подделка документов, фальсификация данных бухгалтерского учета, умышленное неоприходование денег, поступивших в кассу предприятия за реализованную продукцию (работа за «наличку»), фиктивный прием на работу «мертвых душ».

Законное уменьшение налогов или налоговая оптимизация

В эту категорию входят способы, при которых определенный экономический эффект в виде уменьшения налоговых платежей достигается путем квалифицированной организации дел по исчислению и уплате налогов, что исключает или снижает случаи необоснованной переплаты налогов. По сути, это не уклонение от уплаты налогов, так как от уплаты, как таковой, налогоплательщик не уклоняется, а оптимизация налогов. (Вообще же образно говоря, проблему «как не платить налоги» давно необходимо перевести в иную плоскость «как налоги не переплачивать и как не платить штрафы»).

Иначе, действия по легальному уменьшению налоговых платежей называют минимизацией налогов.

Налоговая оптимизация, минимизация налогов (легальное уменьшение налогов) — это уменьшение размера налоговых обязательств посредством целенаправленных правомерных действий налогоплательщика, включающих в себя полное использование всех предоставленных законодательством льгот, налоговых освобождений и других законных приемов и способов.

Иначе говоря, это организация деятельности предприятия, при которой налоговые платежи сводятся к минимуму на законных основаниях, без нарушения норм налогового и уголовного законодательства. Данные способы с юридической точки зрения в отличие от первой категории не предполагают нарушения законных интересов бюджета.

Отсюда вытекает главное отличие налоговой оптимизации от уклонения от уплаты налогов. В данном случае налогоплательщик использует разрешенные или не запрещенные законодательством способы уменьшения налоговых платежей, то есть не нарушает законодательство. В связи с этим такие действия плательщика не составляют состав налогового преступления или правонарушения, и, следовательно, не влекут неблагоприятных последствий для налогоплательщика, таких как доначисление налогов, а также взыскания пени и налоговых санкций.

Предположим, предприятие в силу неопытности бухгалтера осуществляет за счет своей чистой прибыли какие-либо затраты, которые в соответствии с установленным порядком подлежат включению в расходы, учитываемые при исчислении прибыли, или предприятие не пользуется предоставленной льготой, использует повышенную ставку налога и т.д. Работа квалифицированных специалистов, привлеченных предприятием, устраняет вышеуказанные негативные моменты, что естественно приводит к снижению налоговых выплат в бюджет, но основания такого снижения абсолютно законны.

Отличие налоговой оптимизации от уклонения от уплаты налогов (криминального и некриминального) можно проиллюстрировать на следующем примере. Предприятие по расчетам бухгалтерии уплатило в бюджет 700 тыс. руб. Аудиторская фирма установила, что на самом деле, по результатам своей хозяйственной деятельности предприятие должно было уплатить в бюджет только 500 тыс. руб. и дало клиенту соответствующие рекомендации (налоговая оптимизация). Однако, если предприятию предоставлена та или иная методология, с помощью которой предприятие «вдруг» начнет платить 100 тыс. руб., то в этом случае мы имеем дело, в зависимости от квалификации, с криминальным, либо некриминальным уклонением от уплаты налогов.

Видео (кликните для воспроизведения).

В зависимости от периода времени, в котором осуществляется легальное уменьшение налогов, можно классифицировать налоговую оптимизацию на перспективную и текущую.

Источники

Уклонение от налогов налоговая оптимизация разграничения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here